Первая работа в Израиле. Кибуц Цуба.

647

В прошлый раз я уже рассказывал вам, дорогие друзья, о том, почему и как я очутился в кибуце Цуба. Теперь пришло время поговорить о работе! Так уж вышло, что тема относительно обширная, потому выделяем ее отдельно.

Скажу для тех, кто не в курсе – работа в кибуце (чисто советском по своей сути, ибо есть и другие, вполне капиталистического толка) бесплатная, иначе говоря, мы оплачиваем часть затрат на нашу программу «ульпан-кибуц». Я не хочу повторяться о издержках руководства программы по подбору рабочих мест для ульпанистов, потому расскажу о себе.

Насколько действительно мы ею «оплачиваем» часть программы – вопрос, ибо плата за аналогичные программы не в кибуцах, а в небольших городах, практически равна сумме, которую мы вносим со своих денег. Израиль – это еще и афера или обман своих же чуть ли не на каждом шагу, как бы печально это не звучало. Многие тут (в том числе и госструктуры) воспринимают новых репатриантов исключительно, как источник дохода.

В отличии от многих ульпанистов, мне действительно повезло с местами работы. Первоначально, директор хотел отправить меня, как и всех репатриантов из СНГ, на завод стекла, но по медицинским показаниям я не мог там работать (что называется, «не было бы счастья, да несчастье помогло»). Потому первую работу директор нашел для меня не сразу. Я пошел на небольшую фирму, даже цех, по производству аксессуаров для освещения. По сути, это сборочный комбинат, ибо им привозят компоненты для ремонта на сборку, переоснащение и т.д., а потом забирают готовый заказ. С заводом стекла эта фирма не связана вовсе. Более того, на ней кибуцников работает 2-3 человека – все остальные приезжают из окрестных населенных пунктов. Общий штат приблизительно насчитывает человек 10-12. Помещение также небольшое. Отдельно, на возвышении, выделен кабинет директора, однако там часто сидит не только он, а и другие работники, нуждающиеся в ПК. Кабинет прозрачный, стены из стекла, так что «всэ прозоро и дэмократычно».

Работу я выполнял там самую разную, как электромонтажную, сборочную, так и по наведению порядка в помещении и сортировке крепежных элементов. Коллектив был довольно хороший, если не считать само начальство, которое представлено двумя людьми. Один – не кибуцник, второй – да. Кто из них «старше по званию» — я так и не разобрал. Однако, как я понимаю, «смотрящий» от кибуца все же имеет большую власть, чем постоянный директор. Мужичок довольно неприятный на вид, да и говнистый по характеру, как я понял… Во всяком случае, не снискал он милости в глазах моих.

Проработал я там недолго… Хоть работа была и интересной, мне она не нравилась в связи с тем, что работать надо много, бесплатно, да еще и просят в йом-шиши выходить (к слову, ни разу там в тот день я так и не поработал в силу ряда причин, отчасти из-за позднего прихода на работу самих сотрудников, коим «срок мотать» не надо, и до 16:00 сидеть не надо. Когда захотели – тогда и пришли. А сколько они часов отработают – столько денег и получат. Тем более, отчет рабочего времени по чипу от заводского «домофона». Потому пунктуальность для них значения, к счастью или к сожалению, не имеет).

Но причина моего ухода оттуда была не в моем недовольстве, которое носило условный характер, ибо я понимал, что есть работа похуже во многих аспектах ее осуществления. Дело в том, что однажды сотрудник дал мне задание распилить на циркулярной пиле по металлу пластины со светодиодами, и причем распилить их надо было по строго прописанной системе. Однако мне объяснить доходчиво как это делать он не смог. Я спросить и уточнить не догадался, так как, на мой взгляд, прекрасно его понял, и сделал свою работу… Позже выяснилось – неправильно, а по словам рабочих, эти элементы стоят «много денег».

Затем другой сотрудник, уже в другой день, поручил мне смонтировать светодиодные лампы с многожильным проводом, который надо было аккуратно обрезать и зачистить, чтобы не перекусить все три жилы провода. Во-первых, работа была довольно непростая в этой части, требующая опыт, а так как я опыта работы с таким проводом не имел – наделал много «брака». Тут и объяснений не надо, ибо опыт всему голова (само задание я-то понял отлично). Соответственно, продукция была забракована. В следствие подобного, директор ульпана и я были вызваны «на ковер» к начальству.

Меня обвиняли в чисто советской манере в «диверсии и саботаже» (хорошо, что не в покушении на товарища Сталина), что я нанес «существенный» ущерб фирме, что я должен работать не быстро, а спокойно и неспеша, что работа моя должна быть качественной (хотя какое качество они хотят, если я не получаю денег?!…бесплатный труд – низкое качество… однако, очевидно, что ребята историю не изучали хорошо, как и экономику) и так далее. В конце концов, они сказали мне, что «мы даем тебе второй шанс: если все будет нормально – продолжай работать. Нет – пойдешь на другую работу». Я воспринял это вполне серьезно, стал работать лучше, иногда задерживался, чтобы закончить начатое. Однако, «вероломно и без объявления войны» директор ульпана сообщил мне, что «большой директор» (так он назвал одного из двух, но имя не сказал, потому я и не запомнил) решил меня уволить, по сему он мне найдет другую работу.

Я удивился — почему и что плохого я сделал. Директор ульпана предложил узнать непосредственно на фирме. В сугубо изралиьском стиле, никто из работников об этом не знал, лишь один человек высказал предположение. Что якобы надо много объяснять, языковой барьер и т.п. Это было неверно, так как вместо меня взяли человека (не из бывшего СССР), знающего язык намного хуже меня, и изучавшего его в нашем ульпане с нуля. Видимо, он лучше понимает…не знаю. Однако, мою напарницу также уволили до меня безо всяких объяснений, переведя в гостиницу на должность уборщицы. Она тоже была «русской». В связи с этим, я высказал предположение, что руководство наших репатриантов может недолюбливать, чисто по своим внутренним предпочтениям безо всяких оснований, а такое в Израиле иногда, увы, имеет место быть.

Обратите внимание, что вам, дорогие друзья, могут поручить работу, которая не по вашему опыту, и вы с ней не справитесь, но результат такого поступка человека не от большого ума будет целиком в вашей ответственности. Конечно в таких случаях обвинят тебя! Это не прав ты, а не тот, кто по своей недалекости и глупости поручил тебе это сделать! Лицемерие и кидалово тут случаются, увы, часто и повсеместно.

Однако, говоря о себе, скажу, что спустя время мои друзья, живущие в Израиле не первый год, рассказали, что и как. Оказывается, фраза «мы даем тебе второй шанс»… и ей подобные – самое настоящее лицемерие в самой наглой форме. В обществе это считается в стиле «чтобы не обидеть» (хотя, сами понимаете, что подобное обижает и угнетает гораздо больше, чем прямое увольнение!). Я б назвал это извращенной корпоративной этикой по-израильски. Потому будьте готовы к такому повороту событий господа будущие и нынешние репатрианты!

Однако, как говорил великий рабби Акива: «все, что Б-г не посылает – все к лучшему». Так случилось и у меня с новым местом работы. А перевели меня уже на чисто киббуцное предприятие. Там не было ни «домофона», ни четкого отсчета времени. Это была винодельня кибуца, на которой я и проработал до конца ульпана.

winery-at-kibbutz-tzuba
Фото взято с https://www.tripadvisor.com/

Винзавод, или винодельня (как вам удобнее), основана в 1996 году. Она представляет собой большую металлоконструкцию, внутри имеющую два этажа. На первом – вся производственная часть, дегустационный зал (на террасе), магазин. На втором – химлаборатория, кухня, туалет с душем, комната для различных заседаний трудового коллектива.

Вина, производимые там, являются кошерными (само собой), натуральными и очень высокого качества. Само собой, очень вкусные. На экспорт отправляют в Европу, в частности, во Францию. Всего сортов производят 9 или 10 сортов вина. Все, кроме одного, сухие. Стоимость вин в кибуце и на заводе одинаковая, варьируется от 10 до 30 долларов.

Работа моя на винодельне заключалась в выполнении самых разных заданий. Иначе говоря, я был разнорабочим. Мыл бочки, делал коробки и ячейки для бутылок, паковал вино в подарочные коробки (мною же собранные) уборка, наведение порядка в помещениях, погрузка ящиков с бутылками вина, работа на конвейере по оклеиванию этикетками уже наполненных бутылок и т.д. Само собой, что тайком, а иногда и вполне легально, пробовал вино в магазине и в дегустационном зале, перепробовав, таким образом, все сорта, имеющиеся в наличии. Больше всего понравилось мускат – сладкое вино, причем вкуснее для меня оно было тогда, когда бутылка постоит чуть открытой, чтобы легкие фракции винного спирта улетучились.

Рабочий день мой начинался в 8.00, а заканчивался в 15.00. Хоть официально я должен был уходить в 16.00, я в самый первый день закончил работать именно в 15.00, и начальник меня отпустил домой, даже подвез меня четко под дом на своей машине. С тех пор я стал говорить, что работаю до трех часов дня, да и никто особо, к счастью, не уточнял у директора ульпана, сколько точно часов мы должны работать. Более того, по официальному плану, я должен был (как и все ульпанисты, кроме заводчан – у них пятница — выходной) работать трижды в неделю, однако неделю через неделю третий рабочий день выпадал на пятницу. Первый такой день я пришел на работу, однако отпросился пораньше, так как должен был на Шаббат ехать к друзьям в другой город. Меня отпустили. Следующие пару раз, когда я приходил, завод был закрыт, а дозвониться своему начальнику я не мог. Соответственно, я разворачивался и шел домой. В случае вопросов — «отмазка» была, причем не выдуманная. На вопрос, заданный мне однажды о моем графике, я ответил, что работаю одну неделю два, а не три дня, то есть без йом-шиши. Ответ был принят, и с тех пор я ни разу не работал в тот день, и барух Ашем, что никто ни разу ничего не спросил, не заметил, и не заподозрил. Так, בʹʹה я получил лишнее свободное время на первые пол дня в пятницу. «Отмазки» на случай провала у меня были заготовлены. По общему рабочему времени — лишь однажды человек, приходящий к нам на винодельню раз (иногда два) в день – видимо главный директор – спросил у меня, почему я ухожу в три часа, а не в четыре.

Несколько слов о здешнем коллективе. Он втрое меньше, чем на моем первом месте работы в кибуце: главный винодел (он же мой начальник), машгиах (специалист по кашруту), и разнорабочий (то есть я). Иногда приходит помощник машгиаха, который работает на аналогичной должности в кибуцной столовой. Люди очень хорошие, приветливые, добродушные. Могу сказать, что с начальником мне очень повезло. Зовут его Пол Дабб. Он выходец из ЮАР, предки которого эмигрировали из Литвы (тогда еще части Российской империи) туда в конце 19 века. Человек с широкой душой, компанейский, добродушный, понимающий, отзывчивый. В общем, я доволен знакомством с ним. Машгиах по имени Ярив (если не ошибаюсь) также вполне хороший человек, которого также могу описать теми же словами. Ну а то, что бывают разные ситуации на работе, — так это со всеми… бывает, что пригрузят работой, или задержат. Но где такого нет…на мой День рождения Пол совершенно неожиданно подарил мне бутылку вина из магазина (согласитесь, редко какой руководитель будет делать подобное по отношению к подчиненному, да еще и на самом низком ранге на предприятии). Если надо, отпускают по делам безо всяких вопросов, хотя, честно сказать, я, в общем-то, просто так, как правило, и не отпрашиваюсь. Если и прошу отпустить, то значит мне это надо. А в конце последнего месяца работы без вопросов дал мне ящики из-под вина для вещей, так как я должен был переезжать на новое место жительства. Но даже если б и не дал, то перед этим он посоветовал мне, где бесплатно взять самые разные ящики из картона, какие мне могли бы пригодиться.

Этой работой, как одной из первых на своей земле, я остался доволен и вспоминаю с улыбкой. Спасибо Б-гу за то, что он дал мне такой интересный, и приятный опыт работы, в котором я к тому же осуществил мечту – увидел работу вино-водочного конвейера в действии и даже сам поработал на нем.

Так я и начал свою трудовую жизнь в своей стране, на нашей исторической Родине…

  • Даже если банально сравнивать с длиной рабочего дня где либо на сельскохозяйственных либо перерабатывающих предприятиях шаткого СНГ такого чтобы с восьми до трех такое просто не реально, если сезонная работа обычно с дорассвета до послезаката и это практика буквально всех сельхозхпредприятий, а виноделие пожалуй отнесу туда же, так, что это пожалуй самое удивительное.

  • Олег

    Хороших людей можно встретить везде. Это не зависит от вероисповедания и места на нашей большой планете Земля. Они совершают поступки, как им велит душа. И поступок этого руководителя — яркое тому подтверждение. И, как показывает практика, руководители маленьких предприятий больше приближены к простым людям и относятся к ним с пониманием и терпением.

  • Igor Savin

    Такое впечатление, что никакая прибыль этих руководителей не интересует, а работа для них — хобби и не более). Ну ладно, государство деньги выделяет и особо такие фирмы в прибыли и не нуждаются. Забавляет другое, почему к репатриантам относятся как к каким-то неполноценным, еще бы коробочки клеить посадили)). А может там ко всем такое снисходительное отношение; ну опоздал, да и ладно, ну сломал, да и шут с ним.

  • Лиана

    Да уж репатриация как я поняла дело нелегкое. Я вообще не понимаю смысла бесплатной работы, она не дает ни стимула, ни развития, ничего, только морально развращает человека, какая-то большая глупость. Но про ваш опыт было очень интересно прочесть, особенно понравилась вторая часть про винодельню. Который раз уже замечаю как много зависит от коллектива и начальства на работе.

  • Konstantin Khait

    Спасибо за комплимент!
    В бесплатной работе смысл есть…и еще какой! Только не для нас…Кибуц зарабатывает немалые деньги на ульпанистах. К примеру, работник электрофирмы получает 36 шек/час. А наши деньги уходили в кибуцный «общак».

  • Konstantin Khait

    О…это отдельная тема! Скорее такое отношение сформировано типичной израильской тупостью и легкомыслием, исходящего от 90% местного «коренного» населения, и ужасно стереотипным мышлением в стиле того, что если Вы из России — значит алкаш, «vodka matryoshka balalajka Gorbachev Perestrojka», или если из Украины — то сало только и жрешь, и девушки у вас там все нас хотят, потому познакомьте. Увы, прошу меня простить, но это так…

  • Konstantin Khait

    Не всегда, но часто…

  • Konstantin Khait

    В несезон — да. К тому же, это Вам не завод порошкового вина, которое гонят на продажу гигантскими партиями…Тут индивидуальный подход, натуральное производство, без химреактивов (только сульфиты иногда в некоторых сортах). Партии разливают по мере заказа.

  • инна

    На винодельне можно поработать даже бесплатно, тем более на халяву вина попробовать, думаю от такого любой мужчина не откажется. Работа без денег это пробный камень, вы узнали какими бывают израильские начальники, получили бесценный опыт. Было бы печально если бы вы сразу нашли хорошо оплачиваемую работу, и вылетели с неё через пару дней без видимых причин. Ведь лицемерие и кидалово у здешних работодателей обычное дело.

  • Konstantin Khait

    Вы правы на все 100%! А вино реально вкусное! Я все сорта перепробовал (иногда тайком) — реально хорошие! Отвечаю!

  • Irisha Sergeeva

    Да, с первой работой вышло как-то совсем плохо: давать непосильные для человека задания, требовать высокое качество и при этом не платить ни копейки — это вообще полный бред! Хорошо хоть с вас денег не взяли за «элементы, которые много денег стоят»! Но зато у вас теперь есть замечательный опыт и будет, что вспомнить, да и на винодельне вам вон как подфартило: столько вин перепробовали и начальство хорошее)

  • инна

    Я вас немножко завидую….

  • Konstantin Khait

    Там то сухое 2/3 сортов…но тут дело вкуса, конечно. Но завидовать я б не стал на вашем месте…прочтите еще об ульпане, чтоб иметь общую картину…

  • Konstantin Khait

    Вы правы…
    Но хоть в чем-то, да подвезло…это да…

  • Таня

    Зарплаты в Израиле довольно высокие, главное не попадать на какой-то обман, потому что потом денег ни как не добиться.