Консульская проверка. Нет документов — что делать?

294
Consular inspection
фото с archive.odessa.gov.ua

Стоит ли идти в синагогу, действующую в вашем населенном пункте, чтобы отыскать еврейские документы?

Многие люди, по незнанию, и по наитию, думают, что в синагоге, мечети, церкви, костеле и кирхе обязательно есть документы по их родственникам. В этом случае придется их разочаровать: их там нет. И давно. Как минимум с начала 1920-х…

Поэтому скажу сразу: если вы думаете начинать поиски документов по еврейству в синагоге – не тратьте время. Более того, маловероятно, что вам там могут дать хорошую консультацию по их поиску. (К большому, действительно, сожалению). Поэтому сразу смело идите в архив, где местные специалисты действительно могут оказать вам помощь в меру своих сил и возможностей.

Если нет метрических книг или документов ЗАГС как в нем самом, так и в облархиве. Что делать?

К сожалению, не все документы сохраняются после тернистого пути исторического процесса. Касается это и таких важных документов, которые удостоверяют личность человека. И, увы, бывают случаи, когда по тем или иным причинам они не сохраняются, а данные их надо, как вода в пустыне. В таких случаях на помощь приходят архивы мест работы ваших родственников, где благодаря тоталитарной советской системе (а речь идет о сталинской эпохе, ибо проблема с документами, как правило, касается до-, а не послевоенного времени) при устройстве на работу человек заполнял очень подробный анкетный лист по учету кадров, особенно это касалось предприятий союзного, часто оборонного значения, заводов и фабрик. Менее подробные были на любых других. Помимо заполнения листа, человек должен был писать подробную автобиографию. Благодаря таким документам вы как раз и можете восстановить свое еврейство. Главное, чтобы они, сохранились…

 Где кроме документов ЗАГС есть данные о национальности?

Часто бывает так, что ЗАГС не в силах помочь вам доказать свое еврейство. Увы. Однако выход есть. Снова таки, трудовая книжка вашего родственника-еврея вам в помощь! (если же ее нет, опрашивайте родных, где они могли работать. И – вперед! Учетные карточки, личные карточки (форма Т-2), личные дела и вышеупомянутые листки по учету кадров (как сталинских лет, так и все последующие годы существования СССР), а данные в них, как правило, списывались с паспорта, помогут вам.

Более того, помочь могут и пенсионное дело, и личное дело студента (при наличии в нем учетной карточки студента с графой «национальность») также содержат важные для вас данные. Поможет и дело из военкомата. Но, снова буду повторяться, если сохранилось. Ибо документация в ведомственных архивах имеет сроки хранения, после чего, как правило, уничтожается. Но все было бы хорошо, если бы не тот факт, что или осознанно, или по халатности, сроки хранения не соблюдаются, и вместо 75 хранят 50, 25-ти – 10 и так далее. Хотя иногда бывают и чудеса, что в ведомственном архиве документы хранятся сверх положенного срока. Почему? Не знаю. Это может объяснить только чудо, как смешно бы это не звучало. Но вычислить это в каждом случае никоим образом нельзя…

В ЦРИ РКК нет данных об эвакуации. Можно ли обойти проблему?

Как я писал ранее, в ЦРИ РКК сохранилось всего 70% фонда карточек по эвакуированным. Куда делись остальные 30 – вопрос без ответа. Но данные надо, ибо от них часто может зависеть решение консула о вашей репатриации. К счастью, выход есть! Причем даже не один! Данные об эвакуированных, в т.ч. с графой «национальность» и прочими данными (часто это списки эвакуированных лиц), есть, как минимум, в трех архивах: ГАРФ (г. Москва), ваш областной архив по месту жительства и областной архив по месту эвакуации. В первом есть целых два позитивных момента: во-первых, есть опция подачи запроса он-лайн без лишней бюрократии по подтверждению родства и т.п., так и тот факт, что в списках внесены все категории эвакуировавшихся (или эвакуированных) граждан. В последних двух случаях чаще всего повезет, как правило, в поиске следующих лиц: эвакуированные с предприятием (институтом и т.п.) сотрудники, эвакуированные дети, эвакуированные из блокадного Ленинграда (только по архиву на месте эвакуации, архивы Ленобласти и СПб). Во всех трех случаях необходимо просить указывать в справке все данные из списка по искомому лицу, особенно – национальность. Более того, просить архивную копию подтверждающего эвакуацию документа.

Поможет ли мне обращение в Яд-Вашем по поводу моих еврейских родственников?

Иногда бывает, что о вашем родственнике-еврее, к сожалению погибшем в Шоа, есть данные в ЯД-Вашем. Как правило это Листы свидетельских показаний, оставленные самыми разными людьми, знавшими вашего родственника. Можно попросить дать справку о том, что такой-то человек находится в Базе данных Яд-Вашем как погибший в Шоа, или выживший. Институт Яд-Вашем выдает официальное подтверждение, заверенное печатью, что такой-то человек числится в нашей базе данных погибших в годы Второй мировой войны евреев, которое выдается от имени Зала Имен. К этой справке прилагается соответствующий лист свидетельских показаний. Достаточен ли такой документ для юридического подтверждения происхождения человека решают адвокат или юридические органы. Однако, как говорят сотрудники музея, обычно к ним неоднократно обращаются за помощью для установления факта смерти или родства, установления места проживания или пребывания до и во время войны. Многолетняя практика, — говорят они, —  доказывает, что их документы принимаются во внимание. Однако от себя могу лишь добавить, что не надейтесь на них, как на панацею от всех проблем. И даже получив их, постарайтесь подкрепить их легитимность разными другими документами из архивных учреждений вашей страны.

Как можно обогатить базу «родословной» документов, не касающихся этнического и расового происхождения (аттестат, профсоюзный билет, комсомольский, партийный билет, член Общества охраны природы и т.д.), если таковые по тем или иным причинам не сохранились?

В этом вам опять же могут помочь архивы мест учебы, работы, и фонды областных и городских архивов по искомым вами организациям. Так вы можете найти либо учетные карточки, либо списки, где есть ваш человек и т.д. В студенческом деле, например, иногда по разным причинам остается оригинал аттестата, который вы, доказав родство, можете попробовать забрать. Ибо, как правило, институту/университету он и даром не нужен.

Как быть, когда человек поменял ФИО и национальность, однако был евреем. Есть ли выход из этой ситуации?

К сожалению, таких случаев много, и, наверное, 90% из них – тупиковые. То есть никак невозможно доказать истину. Однако, я надеюсь, что если вы, не дай Б-г, и попали в эту категорию, то все же в малой доле случаев можно попытаться найти правду. Как правило, такие ситуации связаны со Второй мировой войной, когда как перед, так и во время, или же после неё люди вынуждены были менять свои данные, скрываться и жить под чужими именами по совершенно разным, но вполне оправданным причинам. Но потомки, увы, не виноваты ни в чем, становятся поневоле жертвами таких обстоятельств.

Как же быть? Вариант, хоть и маловероятный, но есть. В части случаев люди меняли себе ФИО после возвращения из Европы из разных зон оккупации обратно в Советский Союз. В случае так называемой «репатриации» каждый проходил либо на месте в зоне оккупации, либо в СССР так называемую «фильтрацию», суть которой заключалась в заполнении особой анкеты и разговора с сотрудниками госбезопасности на предмет деятельности на вражеской территории. В итоге подобных встреч составлялось «фильтрационное дело». В нем как раз и можно найти (разумеется, при том, что оно сохранилось до наших дней) необходимые данные, как Арон Моисеевич Рабинович стал Иваном Алексеевичем Петренко (имена выдуманы). Такая же ситуация есть в случаях, если человек подвергался репрессиям в 30-40-е годы, и, пройдя машину ОГПУ также оставил после себя дело с подробными данными, ибо от этих ребят не удавалось утаить даже то, чего не было на самом деле никогда. (Как в известном анекдоте о соревновании разведок по поиску зайца, когда русские нашли медведя, и тот признался, что он заяц, и его семья всю жизнь были зайцами). Однако, предупреждаю сразу, что такие дела не всегда сохранились до наших дней, ибо какой бы архив ни был и где – он всего лишь принимает документы по факту. Что было до этого, кто где скурил дело на папиросы, потерял или уничтожил – не в его компетенции. Еще раз скажу, что в суды в случаях таких обращаться, увы, бессмысленно. Их решениям не верят: сами догадайтесь, почему.

В любом случае, если вы, не дай Б-г, попали в такую ситуацию, я желаю вам выйти из неё только победителем! Успехов вам и удачи! И чтобы то, чего вы добиваетесь, приносило вам только позитивные результаты!